Хроника трагедии: кратовский стрелок восемь часов оборонялся от целой армии

Игoрь Зeнкoв.

Суббoтa, 10 июня, 15.50. Врeмя пeрвыx выстрeлoв. В мирнoм дaчнoм Крaтoвe эти звуки нaстoлькo нeумeстны, чтo иx снaчaлa дaжe нe рaспoзнaли. Рaсскaзывaeт Людмилa Бирюкoвa, чудoм выжившaя зaлoжницa Зeнкoвa. Oни дeлили дoм с нeлюдимым рoдствeнникoм: Виктoр Бирюкoв приxoдился двoюрoдным брaтoм мaтeри Игoря.

— Днeм мы с мужeм были нa улицe и вeрнулись дoмoй пooбeдaть. Услышaли кaкиe-тo звуки, я рeшилa, чтo чтo-тo взрывaeтся. Нo муж скaзaл: «Нaвeрнoe, кoму-тo жeлeзo привeзли». Пoслe рaздaлись двa грoмкиx хлопка, и тогда Виктор подумал, что где-то рядом взорвался газовый баллон, решил пойти посмотреть. Я хотела его остановить, но он настоял на своем.

Виктор Бирюков прошел через комнату к окну, выходившему на участок Зенкова.

— Ни криков, ни всхлипов — ничего я не слышала, снова раздался громкий звук. Потом я открыла дверь и вижу: Виктор держится рукой за грудь. Он тут же упал, и кровь залила пол, — рассказывает женщина. — Я сообразила, что на улицу идти нельзя. Спряталась в подвал и позвонила Гале, сестре мужа. Говорю: «Галя, Виктора убили, я не знаю, что происходит». Она сказала, что вызовет полицию, и попросила меня дверь в подвал никому не открывать.

А в это время Зенков поджег свой сарай, вышел на улицу и продолжал убивать. Садист бил прицельно из гладкоствольного ружья. Первым от пуль погиб Дмитрий Соловьев — он жил напротив Зенковых и держал по месту жительства автосервис.

На линии огня оказались двое жителей с соседней Симбирской улицы — Мария Асаналиева и Геннадий Мельник. На шум прибежал еще один кратовчанин — предприниматель Константин Лебедев, а также рабочий по найму Зафар Дарвогиев. Всех их маньяк с ружьем казнил на месте. Выжили только Дарвогиев и Мельник; в тяжелом состоянии их госпитализировали в Раменскую ЦРБ. В этом есть злая ирония — ведь в той же больнице урологом работает… родной дядя Зенкова. Марию тоже успели довезти до больницы, где она умерла.

10 июня, 16.30

По телефону с Людмилой связались соседи и сотрудники Раменской полиции.

— Начальник полиции сказал, чтобы я сидела и никуда не выходила, говорит: «Мы работаем».

Но активная фаза операции началась много позже. Местные жители рассказывают, что стражи порядка оцепили участок Зенкова и стали разрабатывать план операции. Любопытный нюанс: граждане предлагали свою помощь в качестве краеведов — подсказывали, как проникнуть в дом Зенкова огородами. Но стражи порядка ее отвергли, решили штурмовать с фасада.  

СПРАВКА «МК» (по данным официального представителя СКР)

Игорь Зенков, 1967 года рождения, с 1992 по 2014 год работал в МЧС на должности слесаря-ремонтника 5‑го разряда отдела ремонта спасательного оборудования службы инженерно-технического обеспечения спасательных работ. За время своей работы неоднократно бывал в командировках в горячих точках, но участия в боевых действиях никогда не принимал. Оружие, которое он использовал при нападении, было старых образцов. Часть оружия привезена им из командировки в Чечню, часть была самодельной. Никаких разрешений на хранение оружия у Зенкова не было.

10 июня, 19.00

На место ЧП прибыли министр внутренних дел Владимир Колокольцев и начальник подмосковной полиции Виктор Пауков.

Рассказывает Людмила Бирюкова:

— Я говорю полицейским по телефону: «Больше не могу, схожу с ума!». А мне снова отвечают, что надо потерпеть, готовится штурм.

К тому времени дом преступника отключили от газовой магистрали. Первая попытка проникнуть в дом была предпринята бойцами Росгвардии в 19.00. Но тут Зенков показал, что в его арсенале есть не только ружья: он начал бросать в стражей порядка гранаты. Взрывами (всего их было четырнадцать, в том числе шесть со стороны стрелка) посекло одного из них, парню пришлось оказывать медпомощь. Начался пожар — вспыхнул газ, оставшийся в трубах.

Стражи порядка, мягко говоря, рисковали — своими жизнями (что понятно) и жизнями заложников. Помимо Бирюковой, с которой хотя бы был контакт, в доме могла оставаться мать Зенкова, Светлана. В толпе судачили, что последний месяц ее никто не видел — думали даже, что умерла. На самом деле пожилая женщина была прикована к постели из-за болезни. «Мы в это не верили, потому что раньше она была очень активной и эффектной женщиной. Шляпки носила, платья красивые. Бывает, вечером идешь по улице, смотришь, какая-то молоденькая девушка впереди. Думаешь, кто это такая, раньше не видел… А как догонишь, понимаешь, что это мама Игоря», — рассказывает местный житель Геннадий.

10 июня, 19.56

Всего попыток штурма было четыре. Рассказывает Людмила Бирюкова:

— И где-то в районе восьми, слышу, побежали. Топот ботинок. Затем ребята подошли к подвалу и сказали, чтобы я вылезала. Говорят, что надо уходить, так как дом горит.

Из объятого пламенем строения женщина успела взять лишь документы. Прикрывая щитами, полицейские увели ее в безопасное место.

— Может, через газету передадите администрации: пусть помогут нам! Я с сыном осталась без всего. Тридцать лет в этом доме прожили.

11 июня, 00.17

В Кратове стемнело. Поле битвы очень напоминало сцену из фильмов о войне: горящий дом, осколки от взорвавшихся гранат… Зенков же словно испарился. Прошел слух, что ему удалось прорваться сквозь оцепление. Но когда применили тепловизор, в колодце на участке удалось найти тело преступника с пулевым ранением груди. Рядом валялись ружье и «Маузер». Источник ТАСС сообщил о некой записке, в которой Зенков жаловался отцу на соседей и вообще на то, что устал от жизни. Однако, по данным «МК», убийца был застрелен бойцами Росгвардии.

КСТАТИ

Конфликты с соседями не редкость в семействе Зенковых. Еще в 2010 году отец и дядя Игоря судились в Раменском суде из-за договора о разделе земельного участка в том же Кратове, но на другой улице — Тимирязевской. Тогда Фемида выступила на стороне Зенковых.

Судьба матери убийцы на момент подписания номера оставалась загадкой. Номер ее телефона даже спустя сутки после трагедии оставался недоступным. Сами пожарные не исключали, что ее останки так и не найдут. Как сообщила «МК» старший помощник руководителя СКР по Московской области Елена Фокина, уголовное дело возбуждено по трем статьям УК («Убийство», «Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа», «Незаконное хранение оружия») и, несмотря на гибель преступника, следствие будет продолжено.

■ ■ ■

О самом Зенкове известно немного. Видели его в основном по дороге в магазин и из магазина. По слухам, любил музыку и даже сам пробовал писать стихи. Еще коллекционировал военную атрибутику и медали. Но вот о главном хобби слесаря почти никто не знал. Лишь опросив с десяток жителей поселка, мы услышали от одного из местных:

— «Черный копатель»? Наслышан. Сейчас уже не вспомню, но кто-то точно говорил мне: Зенков вскользь упомянул, что ходит по лесам и ищет оружие времен войны.

Вот здесь и проявиться бы гражданской сознательности, которая зачастую вылезает из наших граждан не там где надо! Позвонить бы участковому, сказать: так, мол и так, Дмитрий Александрович (адрес стрелка обслуживает участковый Дмитрий Александрович Косынкин согласно информационному ресурсу МВД), проверьте нашего соседа. По идее, после трагедии в Редкине в прошлые выходные «Анискин» должен был не просто прийти — прилететь на адрес!

Или не должен?

Одна из жительниц Кратова на месте происшествия в сердцах поведала репортеру «МК» о том, какой бардак творится у них с регистрацией оружия. Когда она подняла документы на «стволы» своего покойного мужа, выяснилось, что газовый револьвер был приобретен им… после смерти! Настойчивая дама написала петицию аж в Администрацию Президента и в день расстрела как раз ездила туда отвозить жалобу.

Если уж с официальным оружием у нас царит неразбериха, что говорить о «черных копателях»…

Смотрите видео по теме:
«Соседи «кратовского стрелка» пожаловались на участкового из-за оборота оружия»

01:43