Лукашенко добился от Путина «газового рая» после шести часов переговоров

Опубликовал 5 Апрель, 2017 в Политика

фoтo: kremlin.ru

Кoнфликт мeжду Рoссиeй и Бeлoруссиeй нaчaлся в янвaрe 2016 гoдa, кoгдa в Минскe впeрвыe зaявили o нeспрaвeдливoй цeнe нa рoссийский гaз и рeшили плaтить тoлькo $73 вмeстo устaнoвлeнныx «Гaзпрoмoм» $132. К дeкaбрю дeлo принялo сeрьeзный oбoрoт: бeлoрусский прeзидeнт нe явился нa прeднoвoгoдниe пoсидeлки лидeрoв EAЭС и OДКБ и отказался подписывать ряд важных документов. В начале февраля, комментируя нефтегазовый конфликт с Москвой, Лукашенко заявил, что Россия пытается «взять страну за горло», но Беларусь не поддастся на шантаж. «Свобода и независимость дороже любой нефти», — с присущим ему пафосом заявил он.

Но скрепы, как говорится, скрепами, а кормить независимый белорусский народ чем-то надо. Когда долг за газ начал приближаться к $700 млн, а поставки нефти, доходы от переработки которой поддерживают на плаву хилый республиканский бюджет, упали на треть, Батька вспомнил, что Путин вовсе не узурпатор, а практически «родной брат». Переговоры двух лидеров решено было провести в Санкт-Петербурге, где у Владимира Путина уже были запланированы мероприятия. И это, пожалуй, единственная очевидная уступка, которую на данный момент сделал Батька.

Выйдя спустя шесть часов к журналистам, президенты объявили, что все проблемы и хозяйственные споры между двумя государствами решены. «На сегодняшний день у нас не осталось спорных вопросов», — в унисон подчеркнули они.

По словам Владимира Путина, на переговорах с Лукашенко была найдена схема, позволяющая сблизить позиции по ценам на энергоносители. «Мы нашли возможность для взаимных уступок, договорились о том, как будем работать в этой сфере не только в 2017-м, но и в 2018-м, в 2019 годах», — заявил ВВП, отметив, что уже к 1 января следующего года планируется разработать совместные правила по созданию единого рынка газа, а к 2024 году — подписать соответствующее межправсоглашение. Что касается сельского хозяйства, то, по словам президента, он уже дал распоряжение правительству: отправить российских специалистов на белорусские предприятия и еще раз проверить, как там выполняются фитосанитарные нормы. В целом все спорные вопросы были решены в «духе, который сложился между нашими странами после подписания соглашения о создании Союзного государства», — подчеркнул Путин.

Ответное выступление Лукашенко содержало еще меньше конкретики и больше эмоций. Батька попенял в сторону министров, которые заставили двух президентов разбираться с вопросами «не их уровня». И наконец извинился за то, что конфликт, возникший в нефтегазовой сфере, вышел в политическую плоскость. «Очень сожалею, что все так получилось, но мы должны держаться вместе, и народы должны это видеть, что мы с вами сегодня и продемонстрировали», — сказал он.

Говорить о деталях достигнутых соглашений пришлось участвовавшим в переговорах министрам, но их пояснения особой ясностью, прямо скажем, не отличались. В частности, пока непонятно, о рефинансировании какого долга из тех, что имеются у Белоруссии, упомянул Александр Лукашенко. По словам вице-премьера Аркадия Дворковича, речь идет о межгосударственных кредитах и долгах по линии Фонда ЕАЭС: с 2011 года Минск через этот механизм получил от России $3 млрд на поддержание платежного баланса и $2 млрд — на поддержку экономики. По поводу газовой задолженности Дворкович путано пояснил, что Белоруссия вернет недоплаченную «Газпрому» сумму, но не сразу, а после корректировки и «парафирования» некоторых межправительственных соглашений. Когда? По какой схеме? Ответа нет. Вместе с тем многие аналитики — как в Москве, так и в Минске — считают, что речь идет именно о рефинансировании газового долга, поскольку озвученная сумма совпадает: $750–780 млн.

Кроме того, Россия обязалась в кратчайшие сроки вернуть белорусскую сельхозпродукцию (прежде всего говядину и говяжьи субпродукты, запрещенные к ввозу в начале года) на свой рынок, восстановить поставки нефти в союзную республику в объеме 24 млн тонн в год, а также ввести понижающий коэффициент к «газовой формуле», который будет действовать с 2018 года по конец 2019-го. И хотя размер скидки Дворкович, сославшись на некие корпоративные стандарты, не назвал, судя по его растерянному виду, Батька получил все что хотел: комфортную для бюджета цену на газ, отсрочку по уплате уже накопленного долга, а также объем нефтяных поставок, вчетверо превышающий собственные потребности Белоруссии. (Напомним, что из 24 млн тонн на внутренние нужды идет не более 5–6 млн тонн — все остальное перерабатывается на местных заводах и за доллары продается за границу.)

На какие взаимные уступки пришлось в ответ пойти Минску, осталось неясным. Возможно, на встрече Путина и Лукашенко обсуждались условия размещения на белорусской территории российской военной базы, но об этом ничего не сообщалось.

Российские министры после переговоров имели бледный вид: все их громкие угрозы в адрес недобросовестного соседа оказались дезавуированы. Зато Батька сразу же сменил гнев на милость, объявив, что заседание Высшего Госсовета России—Белоруссии, которое из-за отказа белорусской стороны не могли организовать больше двух месяцев, состоится в ближайшее время.

Шантаж «большого брата» снова удался.

Читайте репортаж «Утро Путина до теракта: «У нас везде пропаганда!»

Смотрите фоторепортаж по теме:

Путин в день теракта в Петербурге: как менялось лицо президента

13 фото